Поделиться:

Японская гравюра (ч. 7)

Поэтическая ассоциация, символика, метафора свойственны художественному мышлению народов стран Дальнего Востока в значительно большей степени, чем искусству других стран. Они помогают раскрыть, уточнить художественный образ, делают его более конкретным и понятным.

Так, например, гравюра художника Киёнага (1752–1815)‚ младшего современника Харунобу, на которой изображены две девушки у пруда с маленькими утками-мандаринками (илл. 29), повествует не только о красоте женщин, изяществе их поз, мягкости движений. Две утки — это известный каждому японцу символ семейного благополучия и супружеского счастья. Поэтому задумчивость девушек, отделенных решеткой от зеленого сказочно красивого пруда, становится более понятной и оправданной.

Прелесть гравюр Киёнага в ясности и чистоте чувства, в ощущении свежего воздуха, света, простора. Его искусство нередко считают вершиной Укиё-э. В лучших триптихах Киёнага — «Летние сумерки на берегах реки Сумида», «Прогулка на Асукаяма» и многих других — больше солнца, тепла, больше жизни, чем в произведениях его предшественников. Киёнага умеет показать время дня, состояние погоды, не применяя светотеневой моделировки. На его цветном триптихе «Прогулка на Асукаяма» (илл. 32) мы ощущаем солнечный свет полдня в мягкой окраске цветущих вишен, зеленоватой листве, в общем приглушенном колорите. Под влиянием яркого света как бы блекнут тона, смягчаются очертания предметов. Гармония тонов, грациозные фигуры женщин, легких, как цветы на лугу, вызывают ощущение радости, безмятежного покоя и отдыха. Почти одновременно с Киёнага работали такие прославленные мастера, как Корюсай, Эйси, Эйсё, Сюмман и многие другие. Их привлекала лишь поэтическая красота действительности, овеянная фантазией и мечтой.

Но этот мир покоя и беззаботной радости был неожиданно нарушен никому не известным тогда художником Тёсюсай Сяраку, чьи театральные афиши появились в Эдо в 1794 году.

Известный издатель Цутая Юсабуро, которому Сяраку принес свои рисунки с изображением актеров, не пожалел на них затрат. Многие гравюры были напечатаны на темном фоне из порошка слюды, смешанного с пурпурным, фиолетовым и багряным пигментом, который раньше применялся лишь в самых исключительных случаях.

← Японская гравюра (ч. 6)Японская гравюра (ч. 8) →