Поделиться:

Японская гравюра (ч. 4)

Композиции гравюр Моронобу простые, контуры четкие и определенные. В мире нет ничего далекого, непонятного, как бы говорит нам художник. Все как на ладони разворачивается перед глазами зрителя, раскрывается с самой наглядной, легко обозримой стороны. И на заднем плане все так же четко и определенно, как и вблизи. В этом искусстве не следует искать глубоких философских или этическо-религиозных идей, столь характерных для произведений древности. Но оно привлекает молодостью, непосредственностью, правдой жизни и мастерством графической техники.

Моронобу первый увидел красоту ксилографии в ее декоративности, в орнаментальности плавной энергичной линии, в узорчатости поверхности, в интенсивности и глубине черного цвета, в звучности контрастов. Он делал только черные гравюры, иногда раскрашивая их от руки (часто гравюры раскрашивали покупатели), но его художественный метод, видоизменяясь и совершенствуясь в творчестве многих поколений, в основе своей остался неизменным в течение всего двухсотлетнего существования японской цветной ксилографии школы Укиё-э.

В этот ранний период, на рубеже ХVII и ХVIII столетий, определились и все основные сюжеты, характерные для японской ксилографии. Изображения актеров и куртизанок, сцены повседневного быта, иллюстрации на темы национальной истории и литературы стали любимыми мотивами графиков. И, как обычно в искусстве Дальнего Востока, индивидуальность художника проявлялась не в открытии нового сюжета или оригинальной темы, а в том, что он умел наделить общепринятый мотив новой жизнью, особым содержанием, особым чувством. Например, изображение женщин прошло в японской ксилографии четыре стадии: вначале художники «искренне и просто восхищались красотой женщин (Кайгэцудо), затем в образе женщины художник выражал определенное поэтическое состояние (Харунобу), позднее облик женщины служил иллюстрацией современных обычаев и, наконец, средством для изучения лица и характера (Утамаро)». (L. Hajek «The Osaka woodcuts». London)

Создателями так называемых «театральных гравюр» (изображение актеров, афиш и программы театров) были художники семьи Тории, из которых наиболее славился Тории Киёнобу I (1664–1729).

Художников семьи Тории привлекал не индивидуальный облик актера, его психология или характер, но только его сценический образ. В захватывающей стремительности действия, в роскоши театральных одежд, в ярком, броском цвете главная привлекательность «театральных гравюр» Киёнобу.

Многочисленные технические нововведения, сделанные в начале ХVIII века, очень обогатили художественный язык гравюры.

← Японская гравюра (ч. 3)Японская гравюра (ч. 5) →