Поделиться:

Японская гравюра (ч. 1)

«Когда изучаешь японское искусство  — становишься счастливее и радостнее»,  — говорил голландский художник Ван-Гог, любуясь японскими гравюрами, о которых в 60-х годах XIX века впервые узнали в Европе и сразу же приняли как произведения настоящего большого искусства. Японская гравюра привлекла европейцев прежде всего своим сложным эмоциональным миром, неожиданной декоративной красотой, узорчатостью линий, «удивительной краткостью художественного восприятия и его воплощения» (Остроумова-Лебедева).

Utamaro: Moonlight Revelry at Dozo Sagami

Utamaro: Moonlight Revelry at Dozo Sagami

В течение двух столетий, с середины XVII до середины XIX веков, гравюра была одним из самых интересных видов японского изобразительного искусства. Характер и особенности национального художественного стиля этих лет в гравюре раскрылись наиболее ярко, полно и совершенно. Можно сказать, что гравюра была блестящим завершением многолетнего развития средневекового искусства Японии и вместе с тем это было новое, демократическое искусство, отразившее идеалы и эстетические вкусы горожан.

Технику печати с деревянных досок в Японии знали давно и применяли для широкого распространения буддийских изображений и текстов. Однако лишь в XVII-XVIII столетиях одновременно с ростом книгопечатания гравюра достигла широкого развития, превратилась в один из видов художественного творчества.

Ее расцвет был связан с ростом городов, с формированием идеологии третьего сословия.

Новые веяния охватили все области культуры: возникло новое этическое учение «сингаку», которое «использовало традиционную литературу буддизма, конфуцианства, синтоизма в целях борьбы за интересы непривилегированных и политически бесправных горожан». Издавна существовавшей в феодальном обществе лирической драме «Но» горожане предпочли плебейский театр «Кабуки»; невиданными ранее тиражами издаются иллюстрированные исторические романы, эротические альбомы и так называемые «эхон»  — книги-картинки, часто без текста, понятные даже неграмотным.

В ХVII-ХVIII столетиях Япония жила очень замкнутой, изолированной жизнью. Только один порт Нагасаки был открыт голландским и китайским торговым судам. Выезд из Японии был воспрещен, и японца, попавшего на континент и затем возвратившегося на родину, ждала смертная казнь. В то время почти полностью прекратилось культурное влияние Китая, которое в течение многих столетий очень интенсивно проникало в Японию.

Эта политика национальной изоляции оказала значительное воздействие на все области культуры, в том числе на эстетические учения и художественную практику. Возрос интерес к древней национальной культуре.

Многие графики Эдо считали себя последователями древнего искусства Ямато-э, еще свободного от воздействия искусства Китая.

← ОглавлениеЯпонская гравюра (ч. 2) →