Поделиться:

Андрей Рублев (ч. 18)

Не следует забывать, что до нас дошла лишь малая доля того, что было создано Рублевым,  — большая часть его созданий безвозвратно погибла. Мы не имеем возможности с полной достоверностью отделить его собственноручные создания от созданий его предшественников, сотрудников и последователей. В сущности, и время возникновения большинства его произведений нам в точности неизвестно, и потому то, что нам представляется ступенями его развития, было, возможно, на самом деле гранями его творческой индивидуальности. И все же, обозревая произведения Рублева, нетрудно заметить внутреннюю последовательность их возникновения.

Андрей Рублев. Рождество Христово. 1405 г.

В ранних своих произведениях Рублев стремился претворить традиционные мотивы средневекового искусства в образы человеческого благородства, передать в человеке его порыв к блаженству, сознание им обретенного совершенства. В «Троице» Рублев достиг наивысшей ступени художественного совершенства: он увидел красоту в ее нераздельности с грустью и печалью, блаженство в готовности к самопожертвованию, нераздельное дружеское единство трех юных существ, каждое из которых сохраняет неповторимую прелесть личности. Это был итог жизненного подвига художника, его исканий и трудов.

Сохранилось известие о том, что на склоне своих дней Рублев расписал еще соборы Троицкого монастыря и Андроникова монастыря [1]. Но стенная роспись Троицкого собора погибла, в Андрониковском соборе сохранились только незначительные куски орнамента в окнах алтаря; в их строго геометризованных растительных мотивах можно узнать лишь школу великого мастера. Надо полагать, что Андрей Рублев умер около 1430 года. В житии Никона указывается, что Рублев дожил до глубокой старости. Согласно преданию, Андрей Рублев опередил Даниила Черного; после смерти он явился к умирающему другу и звал его последовать за ним в «вечное блаженство». Историк, опирающийся лишь на достоверные факты, мог бы обойти молчанием это предание, как и все другие легендарные вымыслы. Но предание о Рублеве содержит одну черточку, ввиду скудости сохранившихся сведений особенно драгоценную для потомства. В нем говорится, что облик Андрея, явившегося Даниилу, был светел и радостен [2]. Эта характеристика хорошо соответствует всему характеру созданных им произведений, полных чувства меры и гармонии.

Если до нас дошла только малая доля созданных Рублевым произведений, то это делает для нас особенно ценными те из них, которые созданы были если и не им самим, то в его ближайшем окружении, его учениками, младшими сотоварищами и продолжателями. Современники отмечали, что мастера «зело различными подписании удобривше храм». Иконостас Троицкого собора Троице-Сергиевского монастыря является прекрасным памятником сотрудничества Рублева с Даниилом Черным и «неких с ними» [3]. Среди входящих в состав этого иконостаса икон деисусного чина и праздничного ряда нет равных по силе своего художественного воздействия престольной иконе «Троице»,  — сам мастер не водил рукой каждого из своих помощников, но чуть не в каждой иконе сквозит близость к Рублеву. Это не исключает разнообразия проявившихся индивидуальностей.

Иконы иконостаса выполнены группой выпестованных великим мастером учеников-послушников, его отзывчивых помощников, верных последователей. Во многих из них ясно проступают личные особенности каждого из них, в других эти индивидуальные особенности менее заметны. Но, говоря о Рублеве, необходимо прежде всего отметить, что его творческая воля, обаяние его художественного стиля неизменно бросают отсветы на все эти работы. Иконостас Троицкого собора восходит к типу того иконостаса, который за двадцать лет до того был создан Феофаном, Прохором и Рублевым в Благовещенском соборе Московского Кремля: то же расположение фигур, почти те же праздники, в ряде случаев те же типы изображений. Но в этом более позднем иконостасе сказалось влияние достигшего к тому времени полной зрелости искусства Рублева, всей Московской иконописной школы. В понимании, в решении отдельных сцен, иногда сложных повествовательных композиций чувствуется воздействие «Троицы» как меры и идеала совершенства.

[1] «Историческое описание Московского Спасо-Андроникова монастыря», прилож., М., 1865, стр. 9—10.
[2] «Преподобного Иосифа Волоколамского отвещание любозорным и сказание вкратце о святых отцех, бывших в Монастырех, иже в Рустей земли сущих», «Чтения в Обществе истории и древностей российских», 1847, № 7, смесь, стр. 12.
[3] «Полное собрание русских летописей», VI, стр. 138.

← Андрей Рублев (ч. 17)Андрей Рублев (ч. 19) →