Поделиться:

Портретное искусство второй половины XIX века (2 ч.)

Русские художники  — представители демократической культуры, стремились запечатлеть в живописном образе достоверный, отличающийся убедительным сходством портрет своего современника. Более полноправно, чем когда-либо, в искусство живописи входит русский крестьянин. На новых принципах возрождается крестьянский жанр, соединивший в себе, в сущности, никому до нашего времени неизвестные, совершенно забытые тенденции живописи Шибанова с поэзией венециановских картин, которая ранее не была воспринята почти никем, кроме его непосредственных учеников.

Глубокий интерес к жизни народа побудил художников к серьезной работе над жанровой картиной, а это, в свою очередь, заставило их прибегать к написанию многочисленных этюдов с натуры, к поискам лиц и характеров, могущих выразить существо задуманного сюжета. Перерабатывая этюды (иногда достигавшие полной законченности портретных образов), необходимые для картины, художник жертвовал индивидуальными портретными чертами, лишними и даже неуместными в картине. Обострение и уяснение характера, которое наблюдается при переходе от этюда к картине, состояло почти всегда в выявлении типических черт персонажа, которые не ясно читались в портретном этюде. Взволнованные чувства, вызванные темой, сюжетом, разговор, действие, общая ситуация и вся бытовая обстановка  — все это прямое достояние жанровой живописи, ее обязательные, специфические признаки. Чем строже ограничен портрет личностью одного человека, чем более собрано внимание художника на этой личности, тем более сильными возможностями располагает он для ее характеристики.

Следует отметить, что наши художники превосходно осознавали особенности различных жанров и видов живописи, в частности портрета и бытового жанра, и мы почти не наблюдаем непродуманного смешения этих двух столь различных по своим задачам «специальностей».

С точки зрения развития собственно портретной живописи, интересно отметить отношение к портрету (т. е. в сущности говоря, к человеку) со стороны художников не портретистов.

За исключением чистых пейзажистов, таких, как А.К. Саврасов, И.И. Шишкин и А.И. Куинджи, изображение человека всегда входит в состав творчества почти всех русских художников. Из художников-баталистов только П.О. Ковалевский совершенно не занимался портретом. В творчестве В.В. Верещагина портрет составляет довольно заметную часть.

Верещагин Портрет бачи

В.В. Верещагин, портрет бачи (1867–1868)

В его портретах выпукло отразились изучение и понимание человека, принадлежащего к определенному народу и даже племени, отличающие его этнографические признаки  — то главное, что всю жизнь интересовало Верещагина, чему он посвятил добрую половину своей жизни.

Крупнейшим жанристом рассматриваемой эпохи был В.Е. Маковский. Но в самом начале своей творческой деятельности он выступил с групповым портретом «Литературное чтение». Там были изображены отец и мать художника, архитектор М.Д. Быковский, литературный деятель 40–50-х годов Шаповалов, невеста художника и некий Архип Васильев. Однако далее к портрету Маковский возвратился только в 80-х и 90-х годах. Так, в 1880 году он написал портрет отца, который тогда был уже глубоким стариком. В 1883 году Вл. Маковским был написан замечательный по живости и свежести ясной живописи портрет художника И.М. Прянишникова, в 1889  — портрет художника А.И. Стрелковского, последнего представителя акварельной миниатюры. Здесь преобладают бытовые черты над внутренней характеристикой. Этот портрет воспринимается как живое воспоминание о Стрелковском и мог бы служить иллюстрацией к мемуарам о нем. Еще более содержательны портреты И.М. Прянишникова и Е.С. Сорокина  — сослуживцев Маковского по Московскому училищу живописи, ваяния и зодчества. Сорокин представлен человеком, со всей живостью своего темперамента реагирующим на окружающее, готовым всегда вступить в разговор и даже спор. Он полон энергии и сохраняет боевой дух, несмотря на наступающую старость. Очень прост, естествен и, вероятно, очень похож портрет художника И.М. Прянишникова. И все же портреты Маковского имеют почти неуловимый оттенок жанра, и это особенно чувствуется в портретах академика И.Н. Янжула, коллекционера И.Е. Цветкова, знаменитого собирателя русских народных картинок и составителя словаря русских граверов и гравированных портретов Д.А. Ровинского.

Замечательный жанрист А.И. Корзухин был членом-учредителем Товарищества передвижных художественных выставок, но на выставках передвижников ни разу не участвовал. Возможно, поэтому и картины его совершенно незаслуженно были обойдены вниманием, не привлекали критики, так же как и портреты, мастерские по живописи и спокойной отчетливости характеристик.

Среди исторических и бытовых живописцев выделяется фигура Н.В. Неврева. Однако самый выбор им исторических сюжетов кажется случайным, художник изображал эпизоды, имеющие скорее бытовой, а не исторический характер. В своих исторических картинах он не сумел обобщить лица до степени исторической значительности. Все творчество Неврева предполагает большую возможность развития у него портретной линии. Так это и было на самом деле. Этюды, относящиеся непосредственно к картинам, не собраны, но, вероятно, они носили портретный характер. В Третьяковской галерее и музее Татарской республики есть несколько портретов, написанных именно как портреты, а не этюды к картинам. В галерее хранятся портреты супругов Харитоненок, очень свободно и даже виртуозно написанные. Вероятно, они были очень похожи, так убедительно художником трактованы лица, переданы живой взгляд и выражение, оживляющие собой портрет и сообщающие ему подлинную неповторимость.

Незаурядным портретистом показал себя Г.Г. Мясоедов. Как сильно написан, например, портрет Ю.Ф. Юнге, дочери скульптора Ф. II. Толстого, художницы и мемуаристки. Ее некрасивое лицо привлекательно выражением живого ума. Выразительно построена композиция портрета, основанная на использовании яркого света, льющегося из невидимого источника. Во всю

силу освещены белые страницы раскрытой книги, на которых лежит чрезвычайно рельефно написанная рука художницы. Падающий сверху свет оставляет в полутени лицо, но заставляет выступать складки одежды и блеск атласной ленты, участвующие в композиции.

К именам замечательных художников, редко, но с необычайным успехом, проявлявших себя в области портрета, необходимо присоединить имя прославленного анималиста Петра Соколова. Он создал такие шедевры портретной живописи, как «Автопортрет», акварельный портрет скульптора Н.А. Рамазанова и, наконец, портрет Сергея Атавы. Художник сумел убедительно трактовать черты лица писателя, поворот головы и взгляд, само строение фигуры и даже покрой его просторной одежды прочесть как элементы художественной формы  — такого результата достигали далеко не все художники, специализировавшиеся в портрете.

Наряду с творчеством художников-демократов в портретной живописи существовала иная линия. Портреты этого рода экспонировались на художественных выставках самой Академии художеств, всемерно поддерживались аристократическими и отчасти купеческими кругами или покровительствуемыми ими художественными обществами.

Среди многочисленных учеников Карла Брюллова не оказалось ни одного такого портретиста, который мог бы поддержать славное имя своего учителя. Только Ге, по его собственным словам, был обязан Брюллову, с успехом усваивал его великолепное мастерство, но Ге не был непосредственным его учеником и учился на доступных ему произведениях великого виртуоза живописи.

Учеником Брюллова, подававшим большие надежды, был Пимен Орлов. Но в серьезном портретном творчестве своего учителя он сумел воспринять только чисто внешнюю сторону. Сильный колорит Брюллова, который позаимствовал Орлов,  — стал крикливым и часто слащавым, даже пошловатым. Форма и рисунок начисто лишены силы брюлловской пластики. Изображаемые лица почти обезличены и не выражают характеров.

Обязанности светского портретиста успешнее, чем Брюллов, выполнял Т.А. Нефф (1805–1876). Он прославился изображением хорошеньких купальщиц, как бы кокетничающих со зрителем, и длинным рядом портретов аристократических дам, молодых и элегантных, одетых в безукоризненно сшитые по последней моде костюмы. Столь же «элегантен» и моден колорит портретов. Художник часто устанавливал свои модели на открытом воздухе, на балконе, на террасе, что сообщало колориту портретов разнообразие светлых оттенков, не достижимых в закрытом помещении, но, конечно, отнюдь не избавляло от присущего всем работам Неффа духа салонности.

← Портретное искусство второй половины XIX века (1 ч.)Портретное искусство второй половины XIX века (3 ч.) →