Поделиться:

Портретное искусство второй половины XIX века (1 ч.)

«Очерки по истории русского портрета второй половины XIX века» посвящены творчеству замечательных русских портретистов, образующих могучую группу, в живописи которой портрет приобрел новые качества как по содержанию, так и по художественной форме.

В XIX столетии ни одна страна Европы не имела такого блестящего созвездия художников-портретистов, как Россия, где почти одновременно работали такие мастера, как Ге, Перов, Крамской, Ярошенко, Репин.

Крамской портрет Толстого

И.Н. Крамской, портрет Л.Н. Толстого (1873)

К ним заслуженно должны быть присоединены имена В. Васнецова, Кузнецова и Сурикова. Эти художники являются главными творцами и создателями не только ярчайших портретных характеристик выдающихся русских людей, но и типичных представителей самого народа. Именно они, и прежде всего в портрете, поняли красоту и духовную ценность русского человека. В течение четырех десятилетий (1860–1890-е годы) был создан реалистический русский портрет, единый, несмотря на различие стилей, связанных с движением времени, и особенности индивидуальных почерков художников. Это единство было обусловлено тем, что русское искусство всегда имело общую, главную основу своего бытия. И эта основа  — высокий гуманизм, народность, пронизывающие русскую историческую и жанровую живопись и ярко проявившиеся в портрете. Русский портрет впечатляет своей эмоциональной силой, способностью глубоко выражать внутренний мир человека во всей его полноте и значительности.

Перов портрет Островского

В.Г. Перов, портрет А.Н. Островского (1871)

Вторая половина XIX столетия в русской живописи была временем блестящего расцвета демократического реализма. Решительная перемена, наступившая в литературе и искусстве в 40–60-х годах XIX века, состояла прежде всего в том, что русские писатели, поэты, музыканты и художники обратились к народу, его думам и чаяниям. Жизнь народа стала главным содержанием их произведений. Следствием этого было широкое и интенсивное развитие жанровой живописи с ее конкретными сюжетами из жизни города и деревни. Большинство художников-жанристов занималось и портретной живописью, и не только этюдами, носящими вспомогательный характер, но и самостоятельным портретом, не относящимся к картине, написанным как специальное творческое задание. Особенно знаменательно изменение портретной тематики.

Никогда еще в живописи не появлялось такого значительного количества портретов выдающихся прогрессивных деятелей эпохи, причем в каждом из этих портретов можно видеть не только яркое выражение индивидуального облика писателя или ученого, музыканта или художника, но печать исторической Эпохи и ясные черты национальности. Это, бесспорно, русские люди. И в портретах простых людей художники отмечали наиболее ценные и яркие стороны национального характера.

Следует отметить некоторые особенности, казалось бы чисто формальные, но связанные с содержанием и своеобразием портрета той эпохи.

Репин Осенний Букет

И.Е. Репин, «Осенний букет» (1892)

Основным видом портретной живописи стал портрет станковый, но большей части полуфигурный; строение и положение рук, даже не жестикулирующих, всегда усиливает характеристику модели. В это время почти совершенно исчезли официальные парадные портреты, столь часто встречающиеся в XVIII и в первой половине XIX века, так же как и парные супружеские портреты (благодаря чему открывалась возможность выразительного контраста характеров). Теперь внимание художника сосредоточивалось только на одной индивидуальности. Кроме того, за всю вторую половину века не было создано ни одного группового портрета за исключением немногих семейных портретов.

Как было сказано, в 60-х годах решительно изменился сам выбор моделей. Количество портретов общественно значительных личностей явно преобладает. Здесь уместно отметить деятельность П.М. Третьякова, который, начав собирать коллекцию портретов деятелей русской культуры, предполагал, что эта коллекция должна войти в состав задуманной им национальной галереи. С этой целью Третьяков постоянно заказывал лучшим художникам-портретистам портреты знаменитых писателей, художников, ученых и крупных общественных деятелей. Всеми силами он стремился восполнить естественные пробелы в исторической части своего собрания. В ряде случаев Третьяков приобретал и заказывал копии с тех оригиналов, которых он не мог получить для своего собрания. Так, например, он приобрел копию Ге с знаменитого портрета Пушкина работы Кипренского, заказал Перову копию с портрета Лермонтова, написанного П.Е. Заболотским, чуть ли не единственного портрета Лермонтова, написанного с натуры, поручал Крамскому написать портреты Фонвизина, Грибоедова, Кольцова и помогал художнику добывать соответствующие материалы.

Принципиально не допуская в свою галерею копий и даже авторских повторений картин, Третьяков вынужден был идти на компромисс, когда речь шла о созидателях русской культуры. Он шел ради полноты портретной галереи крупнейших деятелей даже на некоторую потерю художественного качества, когда приобретал или заказывал портреты, которые были необходимы для создания общей картины истории русской культуры. Так, второстепенный художник С.Ф. Александровский по фотографии написал портрет Тютчева спустя два или три года после смерти поэта. Очевидно, из тех же соображений Третьяков включил в галерею малозначительный и непохожий портрет Александра Иванова, написанный С.П. Постниковым с дагерротипа, притом искаженного ретушью.

С особенным упорством Третьяков добивался для галереи портретов, написанных непосредственно с натуры. Его переписка с Крамским и Репиным запечатлела не только историю многих портретных работ этих художников, но огромную энергию и постоянную настойчивость Третьякова в этом деле. Только непосредственное участие в строительстве русской культуры давало право находиться изображению того или иного лица в собрании Третьякова. Наличие же в галерее ряда портретов людей ничем не замечательных определялось бесспорными художественными достоинствами данных произведений.

Конечно, собирательская деятельность Третьякова при всей ее значительности, огромном размахе и неослабной энергии не была фактором, определявшим направление портретной живописи. Наоборот, сам Третьяков, тесно связанный с передовыми художественными силами, такими, как Перов, Крамской и Репин, а также такими деятелями, как Стасов, сумел стать, как собиратель галереи, выразителем и, можно даже сказать, исполнителем воли передового русского общества своего времени. В этом заключается не только его личная историческая заслуга перед русским искусством и даже русским народом, но этим объясняется и весь особенный характер Третьяковской галереи, такой, какой она вышла из рук ее собирателя.

Уже к концу 70-х годов Третьяковская галерея, непрерывно пополнявшаяся, располагала почти всем лучшим, что было создано и вновь создавалось в то время русским реалистическим искусством. Вместе с Румянцевским музеем галерея представляла собой подлинную школу, обладая классическими произведениями. Ее воспитывающее значение, особенно для молодежи, было огромно. Подобного музея, пропагандировавшего новое реалистическое русское искусство, в Петербурге не было.

В связи с тем, что рассмотрение творчества крупнейших русских художников-портретистов составило центральную задачу настоящего тома, здесь мы рассмотрим лишь общую линию развития портретной живописи второй половины XIX века и коснемся тех второстепенных мастеров, которые сыграли свою роль в общей эволюции портретного жанра, и в особенности тех, кто, не занимаясь специально портретной живописью, создал значительные и своеобразные произведения в этой области. Вторая половина XIX века была периодом расцвета русского демократического искусства, противостоящего реакционному искусству правящих классов. Русская живопись, являющаяся важной составной частью культуры, приобрела определенно демократический характер.

Совершенно естественно обращение художников-демократов к портретной живописи. Портрет в эпоху 60–90-х годов приобрел невиданное значение. Передовые художники, как и другие прогрессивные деятели той эпохи, понимали все значение и ценность человеческой личности, деятельность и творческая сила которой направлены на служение народу.

← ПредисловиеПортретное искусство второй половины XIX века (2 ч.) →