Поделиться:

Питер Брейгель (ч. 4)

Впрочем, это не должно умалять достижений Брейгеля последующих лет. Созданные следом за «Временами года» картины означали рождение искусства, не косвенно, а непосредственно отражающего жизнь, рождение искусства, главной темой которого является жизнь народа не в ее вневременном, как бы общечеловеческом, аспекте, а в общественном и конкретном плане.
 

Избиение младенцев, Питер Брейгель

«Избиение младенцев», Питер Брейгель

Таковым является целый ряд картин 1566 года, и прежде всего «Избиение младенцев». Здесь далекие просторы сменились видом обычной фламандской деревни, а сцены труда на лоне природы совсем другими: наполненными убийствами, преследованиями мирных, ни в чем неповинных жителей. Здесь нет ни жутких фантасмагорий, ни мрачных эффектов, свойственных ранним работам Брейгеля. «Избиение младенцев» впечатляет ужасом реального происшествия, сознанием достоверности происходящего. Если в «Несении креста» евангельская тема картины только угадывалась по отдельным фигурам, то здесь библейский сюжет является вообще только поводом: на самом деле изображено нападение испанских наемников на фламандскую деревню. Пейзаж и здесь играет немалую роль, но уже вполне подсобную  — все внимание сосредоточено на крестьянах и солдатах, или, точнее, на сцене разгрома деревни.

Если обращение к конкретному изображению жизни народа явилось закономерным выводом из пейзажей «Времена года», то степень этой конкретности, факт создания, быть может, первой исторической и одновременно бытовой картины на современный сюжет и появление в искусстве не только конкретных, но и общественных, социальных черт требуют объяснения. Это объяснение лежит в истории, ибо время создания «Избиения младенцев»  — время начала Нидерландской революции, начала активной борьбы нидерландцев против испанского феодализма и католицизма. Именно начало революции определило новый в творчестве Брейгеля угол зрения на жизнь, новые художественные проблемы. И начиная с этого, 1566 года, творчество Брейгеля развивается в самой прямой связи с событиями революции.

Крестьянский танец, Питер Брейгель
«Крестьянский танец», Питер Брейгель

По всей видимости, в 1567 году Брейгель исполнил одну из самых своих капитальных работ  — «Крестьянский танец». Эта картина не похожа на его предшествующие произведения. Ее персонажи изображены в несвойственных Брейгелю крупных масштабах, а общий характер отличается замкнутым в себе пафосом и жесткой рациональностью. Грузные, сильные фигуры крестьян придвинуты к зрителю, изображены с тщательностью, но сдержанно и лаконично.

Художника не интересует ни атмосфера крестьянского празднества, ни живописность отдельных групп, но только сами крестьяне  — их обличие, черты лица, повадки, характер жестикуляции и манера двигаться. Его взгляд до черствости объективен, а манера размещать фигуры отличается холодной, математической точностью.

Сцена не просто списана с натуры. Каждая фигура изучается отдельно, а в картине строго подчиняется тщательно выверенной системе композиционных линий. В картине как бы прервалось течение времени: фигуры остановились в одном движении  — в танце, споре или поцелуе. Они замерли все, застыли даже разлетевшиеся было во время пляски полы их одежд.

Но эта остановка не влечет за собой впечатления случайности. Напротив, фигуры словно сразу выросли, увеличились в своих масштабах и значительности. Как будто они неожиданно попали под гигантское увеличительное стекло. Решительные, умные, тупые, хитрые, простодушные, с движениями резкими, неуклюжими, безалаберными и целенаправленными, они обретают почти сверхреальную убедительность. Они наполняются грубой, даже безжалостной, но непреклонно-внушительной монументальностью, а сцена в целом претворяется в некий сгусток характерных черт крестьянства. Она обладает угрожающей мощью  — простой и убежденной.

Остановленное движение каждого участника этого празднества выражает одну, но вполне законченную в себе черту единого образа крестьянства, а носители главных черт выдвинуты на передний план. Брейгель констатирует образ крестьянства, он придает ему очертания жесткие и обнаженные. Он выявляет в нем лучшее, худшее. И самим характером композиции как бы подводит черту под этим образом  — подводит итог мощной и грозной силы крестьянства.

← Питер Брейгель (ч. 3)Питер Брейгель (ч. 5) →