Поделиться:

Фрески Тассили в Сахаре

Мы, правда, не открыли Атлантиды, но зато нам удалось добиться других, не менее важных результатов. Мы установили, что Центральная Сахара была в период неолита одним из самых населенных центров первобытного общества; мало того, мы обнаружили, что в этой некогда покрытой необозримыми пастбищами пустыне существовали многочисленные и отнюдь не легендарные культуры.

Фрески Тассили в Сахаре

Наскальные рисунки и высеченные на камне изображения, обнаруженные в Сахаре, относятся, по-видимому, к четырем крупным периодам:

1. Период охотников, или период буйвола (ранний неолит?).

2. Скотоводческий период (неолит).

3. Период пастухов-всадников, имевших колесницы, или период лошади (древняя история) .

4. Период верблюда (датируемый большей частью началом нашей эры)…

Самыми древними оказались нарисованные лиловатой охрой маленькие фигурки со схематически изображенными туловищами и круглыми, всегда преувеличенно большими головами. Чаще всего головы увенчаны рогами или какими-то другими украшениями, возможно перьями. Одежда (иногда ее и нет) сводится к небольшой набедренной повязке с двумя или тремя спадающими вниз концами. Фигуры изображены вооруженными. Обычно это палка, но иногда встречается лук и нечто вроде большого копья или гарпуна величиной в полтора человеческих роста. Сюжеты сцен непонятны, изображения животных встречаются редко (слон и муфлон).

Тип «круглоголовых» людей в набедренных повязках со спадающими вниз концами наиболее характерен для самых древних тассилийских наскальных рисунков. Он встречается также в более поздних слоях. И хотя на смену лиловатой охре приходит красная, а туловища фигурок становятся более вытянутыми, форма головы остается прежней. Непосредственно с этим слоем связано по крайней мере пять последующих слоев, отличающихся друг от друга лишь некоторым улучшением качества рисунка и большей ясностью изображенных сцен, в частности сцен плясок с рогатыми, похожими на дьяволят человечками. Отметим, что, за исключением дьяволят, здесь идет речь об однокрасочных рисунках. При изображении дьяволят наряду с лиловатой охрой применялась и желтая.

Появление многоцветных рисунков свидетельствует об эволюции стиля. Это по-прежнему стиль «круглоголовых», но размеры фигур стали больше, а их выполнение  — искуснее. Конечности, ранее обозначавшиеся контурами, утолщены, однако еще нет четких разграничений между плечом и предплечьем, голенью и бедром. Пальцы рук и ног лишь обозначены, а всегда небольшие груди у женщин расположены одна над другой. Мы нашли еще несколько одноцветных фигур, подобных белым женщинам на фреске с негритянской маской в Ауанрхете; повсюду их контуры обведены охрой другого тона, причем общим фоном наиболее часто служит желтая или зеленовато-желтая охра, а также светло-красная охра, обведенная темно-красной.

Фрески в Сахаре

Фрески этого периода, как и предыдущего, состоят из нескольких слоев, различаемых лишь по некоторым техническим или декоративным деталям. Художники все с большей тщательностью изображают сцены, где, кроме человеческих фигур, появляются слоны, носороги, антилопы, муфлоны. Переход от головы к туловищу менее заметен, чем на рисунках, относящихся к предыдущим стадиям; очень любопытно, что внутри круга, изображающего голову, появляются параллельные черточки, треугольники, полукруги. Качество рисунка заметно повышается; формы становятся изящнее, наблюдается большее стремление к передаче деталей: браслетов на руках и щиколотках фигур, поясов, украшений на голове и плечах (перья, головные уборы) и в особенности рисунков на груди, животе, бедрах, ногах или руках, которые можно принять либо за насечки, либо за татуировку. Эти украшения, изображенные в виде правильно расположенных точек, удивительно напоминают татуировку у современных племен Верхнего Нила или Центральной Африки; таким образом, они, несомненно, подтверждают негроидное происхождение фресок, а это в свою очередь свидетельствует о том, что некогда негроиды жили гораздо севернее, чем в наши дни. Новые данные имеют немаловажное значение, тем более что нам до сих пор ничего не известно о происхождении африканцев и о времени заселения ими континента.

Пока невозможно точно указать хронологические вехи периода стиля «круглоголовых» людей, но к концу его во многих высокохудожественных произведениях чувствуется начало влияния Египта, породившее на негроидной основе три оригинальные группы наскальных рисунков.

Прежде всего нужно отметить фигуру из Ауанрхета в африканской маске и с выгнутыми ногами; ее тело закрашено красной охрой и заштриховано мелкими белыми клеточками, а руки и бедра увенчаны каким-то стилизованным цветком. Характер маски типичен для Западной Африки; подобные маски до сих пор используются племенами сенуфо с Берега Слоновой Кости во время обрядов инициации. Открытие подобной фигуры в самом сердце Тассили имеет очень большое значение; отныне мы знаем, что анимистические маски инициации были в ходу еще в древние времена. До сих пор это было неизвестно.

Фрески в Сахаре

Далее следуют весьма странные композиции. Наиболее типичная из них  — «пловчиха»  — тоже находится в Ауанрхете. Это женщина с преувеличенно вытянутыми конечностями; она, по-видимому, плывет, держа за голову и увлекая за собой скорчившуюся человеческую фигуру. Ниже изображен другой человек, появляющийся из какого-то яйцевидного предмета, покрытого концентрическими кругами, который напоминает либо яйцо, либо, что менее вероятно, улитку. Толкование сцены требует осторожности, поскольку подобный сюжет встречается в наскальных рисунках впервые. Можно лишь отметить, что эти фигуры находились рядом с рисунками, испытавшими влияние египетского искусства. Корни верований, распространенных в Египте эпохи фараонов, лежат в более далеком прошлом, поэтому не исключено, что здесь изображено путешествие умершего в загробный мир.

И, наконец, следует выделить группу фигур, среди которых наиболее примечательна наша «Антинея» из Джаббарена. Эта великолепная фреска была обнаружена в низкой скалистой впадине. Рассматривать ее там было трудно, и возникает вопрос, почему столь высокохудожественное произведение в таком трудном для обозрения месте. Некоторое сходство отдельных деталей «Антинеи» с «Белой дамой» из Ауанрхета указывает на этнографическую связь между ними. В других местах Джаббарена мы нашли изображения мужских фигур в том же стиле.

Фрески в Сахаре

Египетское влияние проявляется в отдельных рисунках человеческих фигур в Джаб-барене и Сефаре, типичных своими головными уборами и очень своеобразным выполнением в серо-голубоватых тонах с использованием ярко-красной охры и белой глины.

При первом же взгляде на тассилийские фрески поражает их многоцветность, совершенно не свойственная рисункам доисторических художников. Обычно их палитра небогата: основой служат красная охра, белая глина (образовавшаяся из каолина) и окись марганца. Но в Тассили, оказывается, на большом пространстве между массивами Тамрита и Джаббарена, имеются охристые сланцы, которые кое-где выходят на поверхность. Различные пласты сланцев под более или менее интенсивным воздействием солнечных лучей меняют свою окраску. Нижние, самые защищенные от солнца пласты состоят из темнокрасной охры почти шоколадного цвета. Затем цветовая гамма светлеет: на смену приходит кирпично-красная, светло-красная и желтая охра. Последняя имеет массу оттенков, вплоть до зеленоватого.

По-видимому, охру вначале растирали в порошок, затем смешивали с каким-то связывающим составом. Природа состава еще окончательно не установлена, но после анализа кусочков охры, снятых с фрески на скале джебеля Уэната, оказалось, что туда входили молочный казеин и растительный клей из акации. Мы выяснили также, что состав охры в различные эпохи не был одинаков. Так, например, фрески в стиле «круглоголовых», выполненные желтой охрой, поначалу представляли собой нечто вроде наложенной довольно толстым слоем штукатурки. Фрески скотоводческого периода, напротив, были нарисованы более жидким раствором, который глубоко проник в поверхность скал…

Фрески в Сахаре

Вскоре после создания «Белой дамы» из Ауанрхета наступает эпоха, когда начинают ощущаться посторонние влияния. Быть может, они свидетельствуют о первых передвижениях народов, предшествовавших вторжению скотоводческих племен. Как бы то ни было, искусство негроидных племен, насчитывавшее уже много тысячелетий, приходит в упадок. Вскоре в Тассили появляются новые племена, не имеющие ничего общего со своими предшественниками. Они наводняют высокогорные долины, гоня перед собой стада быков. Стены тассилийских убежищ покрываются совершенно новыми по стилю и сюжетам рисунками.

Фрески Тассили в Сахаре

На фресках, относящихся к этому периоду, небольшие фигуры людей и животных изображены с такой поразительной естественностью, что их можно с полным основанием считать произведениями величайшей в мире натуралистической школы. Здесь нет ни схематизации, ни стилизации, ни символики  — все это осталось в предыдущих слоях. Все фигуры даны в движении. Они воспроизведены в самых естественных позах, блестяще и с такой точностью, которая говорит о необыкновенной наблюдательности авторов фресок. Художники этого периода в основном пользовались красной охрой. Кроме того, они употребляли белую краску и желтую охру при воспроизведении масти животных, для выделения отдельных деталей, иногда для обведения контуров.

Излюбленный сюжет этого периода  — быки. По количеству и мастерству их изображений можно судить о громадном значении скота в жизни людей той эпохи. Это красивые, ловкие животные, не успевшие еще отяжелеть от жизни в закрытых загонах и на богатых травой пастбищах,  — переходы через саванны помогали им сохранять гибкость и ловкость. Их головы увенчаны длинными лиро- и серповидными рогами… Рисунки выполнены либо сплошь наложенными красками, либо штрихами. Обычно изображены большие стада, которые ведут или подгоняют пастухи. Во время моего первого приезда в Тассили я обнаружил в Тамрите фреску, где насчитывалось по меньшей мере шестьдесят пять быков  — самый большой ансамбль, известный в наше время. На другой фреске, найденной в Джаббарене, животных меньше, но рисунки несравненно более художественны как по композиции, так и по красоте и гармонии тонов; здесь использована желтая, зеленая, лиловатая и даже голубая охра, что совершенно необычно для доисторического искусства. По-видимому, отдельным художникам были известны новые красящие вещества или особые составы.

Фрески в Сахаре

С таким же мастерством воссозданы и дикие животные. Пастухи-скотоводы были в то же время охотниками, и они изобразили настоящий зверинец, дающий точное представление о тропической фауне Сахары того времени. Здесь слоны, носороги, гиппопотамы, жирафы, лошадиные антилопы, газели, трубкозубы, львы, дикие ослы, страусы, рыбы. Весь этот животный мир мог существовать только при наличии тучных пастбищ и очень влажного климата, что, впрочем, подтверждается одной из фресок в Ауанрхете, где изображены три гиппопотама, за которыми охотятся люди в пирогах.

Люди и животные изображены в очень живых сценах. Вот, например, несколько человеческих фигур помещено в центре овала, воспроизводящего контур продолговатой хижины из соломы или эспарто. Точно такие же плетеные хижины на глиняном основании распространены по всему Судану. На фресках запечатлены также женщины у домашнего очага, мужчины с топорами в руках, рубящие дрова, дети, лежащие под одним покрывалом, собравшиеся в кружок и беседующие люди, брачные пары и еще многие другие сцены, раскрывающие перед нами быт пастухов, уже начинающих заниматься земледелием. Об этом свидетельствует фреска с женщинами, работающими в поле.

Люди той эпохи были очень воинственны. Они угоняли скот у других племен и защищали свои стада от набегов соседей. Эта сторона их жизни нашла свое отражение в поразительно реалистически выполненных фресках. Они настолько выразительны, что, несмотря на небольшие масштабы, на лицах воинов можно прочесть волнующие их чувства. Ни с чем не сравнимы великолепно скомпонованные сцены плясок, где одни женщины грациозно изгибаются в танце, другие, отбивая такт, хлопают в ладоши, третьи аккомпанируют на небольших инструментах, похожих на трещотки…

Судя по предварительным выводам, время появления пастухов-скотоводов нужно отнести приблизительно за 3500 лет до н.э. Жили они в Сахаре очень долго, может быть несколько тысячелетий. Различные слои фресок «круглоголовых» людей гораздо древнее. Первые слои, несомненно, относятся к неолиту, не знавшему ни жерновов, ни посуды. Основным орудием был грубо отесанный топор неправильной формы. Мы полагаем, что будем недалеки от истины, установив для этих фресок возраст в восемь тысяч лет.

Из этого небольшого обзора видно, что с открытием фресок Тассили получено много новых данных для изучения прошлого Сахары. Нужно, однако, иметь в виду, что расшифровка фресок только начата.

А. ЛОТ

← О происхождении искусстваИскусство негров →